March 16th, 2011

Odaiba

En via to Pura Vida

Либерия в Коста Рике - первое место куда я прилетаю, где здание аэропорта - попросту гигантский навес. Даже скорее огромный амбар без передней и задней стен. Ни о каком кондиционере не может быть и речи. Местную девяностоградусную жару пытается сгладить здоровый фэн на потолке - диаметр его лопастей около пяти метров, и он вертится слишком медленно чтобы справлятся со своей задачей. 

Пограничники и таможенники тут сидят не в привычных застеклённых будках, а просто за стоечками из формайки. Они выглядат так же оффициально и внушительно как ряд складных стульев. 

Я улыбаюсь вспомнив Женькину просьбу посмотреть ей в аэропортовом сувенирном стопарик, и мою мысль затарится тут в дьюти-фри.  Никаких магазинчиков тут нет и в помине, и я начинаю нервно искать глазами банкомат. 

Он правда в итоге нашёлся за пределами таможни - и выдаёт наряду с тугриками ещё и доллары. 

* * *

До Playas del Coco, куда мне надо, пол часа езды. На выходе из "терминала" огромная стая таксистов. 

"Поехали!", кричат они на перебой. 

"Первая" цена, напечатана на большом прейскуранте, который есть у каждого водилы - $50. 

Цены в долларах за границей - лучший знак того что вас пытаются обсчитать, и я тут же спрашиваю: "А сколько в тугриках?". "А в тугриках," отвечают, "сорок долларов."

"Так а в тугриках это сколько?" настаиваю я. 

"А сколько ты дашь?"

К этому я был не готов. Мне написали что нормальная цена на такси - сорок баксов. Но тут явно можно было ещё поторговаться. Курс местных тугриков - colones - 495 на доллар - можно смело округлять до пятисот. Но на внезапной жаре мне трудно считалось. Надо было то ли умножить то ли разделить, то ли на два то ли на пять, а потом то ли добавить то ли убрать какое-то количество нулей.

"За пятнадцать тысяч поедем?", спросил я наконец. Сразу три таксиста наперебой согласились, и я понял что и эта цена выше чем стоило бы. Но спускаться намного ниже мне уже было неудобно - мы сторговались на 12,000 - около $24. 

* * *

В такси тоже не работал кондиционер. Через открытые окна, я уловил запах гари, затем увидел облако дыма.  Слева от дороги горела редкая, низкорослая рощщица. Сквозь густые клубы дыма, в середине виднелись языки пламери. Мы всё ехали вдоль неё, а она всё не кончалась и горела. 

"Что это?" спросил я у водителя. 

Тот пожал плечами, и показал что он на телефоне.