levik (levik) wrote,
levik
levik

Categories:

Крупное везение на самом старте карьеры

Это сегодня у меня есть работа мечты, которая позволяет отдыхать четыре дня в неделю. А в далёком мае 1999 я только что выпустился из университета, и моё будущее выглядело очень неясным. Мне было почти 20, я вернулся в Нью Йорк и жил с родителями.


Вот на что был похож Лёва после университета

За те три года, что я учился в своей деревне, мои нью-йоркские друзья обзавелись новыми знакомствами, работами, машинами, девушками. Мне предстояло как-то вернуться в городскую жизнь. Для этого требовались деньги - надо было срочно устроиться на работу. И моя первая попытка трудоустроиться программистом закончилась пожалуй самым крупным везением за всю мою жизнь.

* * *

Карты на стол: Этот пост - повтор. Вообще-то я стараюсь их выкладывать не чаще, чем раз в неделю, но сегодня такой день, что я просто не мог не вспомнить эту историю. Думаю, дочитав до конца, вы поймёте, почему.

* * *

Не знаю, как дела обстоят сейчас (давно уже работу не искал), но те времена трудоустройством программистов занимались хедхантеры - "охотники за головами", которые получали от работодателя крупный бонус (3 - 6 месяцев зарплаты!) за каждого пристроенного работника. Их работа заключалась в обзвоне разных компаний, рассылке резюме, и координации интервью.

Больше всего они боялись, что кандидат договориться с фирмой в обход их услуг, поэтому вся связь сторон проходила только через хедхантера. Тогда мне почему-то казалось, что в этом процессе посредник является моим союзником, и лишь много лет спустя, я понял, что он одинаково плохо представлял интересы обеих сторон.

Главная работа для программистов в Нью Йорке 1990х была в различных банках и всяких инвестиционных компаниях. Отправляя меня на интервью в эти респектабельные финансовые конторы, хедхантер Джим (допустим его звали именно так), говорил мне:

"Главное, приходи в костюме и с галстуком. Выгляди, как подобает профессионалу. И не задавай слишком много вопросов."

Костюм у меня был один, купленный когда-то для свадьбы родственников. Галстук тоже. Выглядело всё это, прямо скажем, не очень профессионально, но примерно в таком виде я начал являться на интервью.



Первые два из них я с треском провалил. В одном меня спросили, знаком ли я с какой-то там технологией, имя которой я слышал впервые. Я промямлил, что да, конечно. И не смог ответить ни на один следующий вопрос. Что-то похожее случилось и во второй раз. В итоге Джим посоветовал мне во время телефонного брифинга перед очередной вылазкой:

"Ты... Это... Лучше не ври, если чего-то не знаешь. Это нормально, чего-то не знать. Они всё равно же поймут, если ты им соврёшь."

Я согласился с Джимом что обманывать нехорошо, и отправился в очередную финансовую компанию с важным названием, состоящим из двух фамилий. (Кто не знает, в Америке почти все важные финансовые корпорации называются таким образом: Merill Lynch, Morgan Stanley, Goldman Sachs, и т.д...) Помню, офисы находились в небоскрёбе на очень высоком этаже - мне впервые пришлось ехать сначала на одном лифте, а потом пересаживаться на другой. Меня это сильно впечатлило - было сразу ясно, что я связался с серьёзными ребятами.

В ходе интервью оказалось, что Джим был прав - я начал честно сознаваться, когда чего-то не знал, и меня просто спрашивали что-то другое. В итоге большинство времени мы обсуждали знакомые мне вещи, и я неплохо ответил на большинство вопросов. Пришёл домой и тут же позвонил хедхантеру (мобильных телефонов у нас тогда не было).

"Ты им понравился!" воскликнул он. "Они хотят взять тебя на работу, предлагают $42,000 в год." Всем своим тоном Джим пытался передать ощущение, что это очень щедрое предложение, на которое мне стоит немедленно согласиться. Но я из всех умных статей про трудоустройство читал, что прямо так сходу принимать первое предложение нельзя, и сказал, что должен подумать.

Перезвонив Джиму на следующий день, я сказал, чтоб он связался с фирмой, и попросил от моего имени поднять зарплату до $45,000. Он согласился, но звучал при этом довольно сомнительно. Не знаю, пробовал ли он вообще с ними поговорить или нет, но уже через час перезвонил мне и сказал, что они отказались. Зарплата остаётся 42, более того, они ждут от меня решения к концу рабочего дня, или будут искать кого-то ещё.

"Ну ладно," сказал я. "Беру!" Всё равно никаких других предложений у меня не было. А кроме того, через пару недель я собирался впервые полететь в Европу с sdze, и было бы неплохо по возвращению начать работать. Я рассказал про поездку Джиму, и сообщил ему, что смогу выйти на работу в середине июня.



Такие новости не очень обрадовали моих новых начальников - Джим даже перезвонил мне уточнить, не могу ли я отменить поездку, чтоб начать работу в следующий понедельник. Но авиабилеты были уже куплены, а я мечтал о Лондоне, Амстердаме и Париже - очень хотелось увидеть Биг Бен и Триумфальную Арку (ха-ха!)

Кстати! Амстердам. Тогда я ещё не знал, что главное в Амстераме, это красивая архитектура. По совету знающих друзей, я снова позвонил Джиму, и спросил, нет ли никаких... формальностей, типа... проверки на наркотики, которые мне стоит проделать перед тем, как я уеду? "Просто, чтоб можно было по возвращению в Нью Йорк сразу приступить к работе," объяснил я. Джим узнал, и перезвонил, сказать, что всякие проверки если и будут, то уже после начала. Чем немного огорчил меня, но не сильно...

За неделю до вылета мы сидели с Яшей на пляже, и он хвастался мне своим новым, летним расписанием:

"Договорился на работе, что когда я вернусь из Европы, буду ходить в офис не с девяти до пяти, а с восьми до четырёх. Пока не стемнеет смогу на пляж ходить!" Он работал в какой-то медицинской компании за городом, где строил им системы хранения данных пациентов. Там всё было попроще, чем в индустрии финансов. Правда, я тогда ещё не знал, насколько всё серьёзно в индустрии финансов.

Вечером Джим снова позвонил мне, напомнить, что в индустрии финансов всё серьёзно.

"Тебе скорее всего придётся купить несколько пар брюк, рубашек, галстуков. И ещё, конечно, пиджак. Но по пятницам форма одежды расслабленная. Можно и без пиджака."

"Ага..." ответил я . "А вы могли бы у них спросить, возможно ли мне иметь гибкие часы работы? Ну например, приходить в офис не с девяти до пяти, а с восьми до четырёх."

"Что-что?" удивился Джим. Я повторил вопрос. "Ты уверен, что хочешь, чтоб я узнал у них это? Это крайне необычная просьба." Особый смысл, который он пытался вложить в последние слова, пролетел мимо моих ушей.

Я тогда мало чего знал о финансовой индустрии. Например, не знал, что в этих инвестиционных конторах, новые работники пашут с восьми утра до восьми вечера, и это считается нормальным.

Короче, я настоял, чтобы Джим узнал, смогу ли я уходить из офиса в четыре часа дня, чтобы успевать сходить на пляж.

На следующий день он перезвонил мне, и сказал, что отдел кадров той компании передумал меня нанимать, так как я явно проявил себя как несерьёзный кандидат. И что он, Джим, не будет больше тратить на меня времени - пусть я ищу другого хедхантера.



Я был дико расстроен. Работа, хорошая респектабельная работа, в именитой компании на высоком этаже небоскрёба, была уже в моих руках, и вдруг ускользнула из-за моей глупости. Впрочем, мне было 19 лет, и я как-то довольно быстро отошёл от этого горя. А через неделю мы с Яшей поехали в Европу - это была моя первая самостоятельная заграничная поездка, с кучей новых впечатлений, и в ходе неё я совсем забыл о том, что прошляпил шанс работать в серьёзной конторе.


Лёва возле Нотр-Дама в Париже, 1999 год

По возвращению, я устроился в небольшую фирму знакомых, им как раз нужны были программисты. Новый костюм я так и не купил, там всё было очень расслаблено. Более того, мне до сих пор не довелось поработать ни в одной компании с дресс-кодом. В итоге, я перешёл на неполную ставку, устроился в Гугл, и начал путешествовать сколько мне хочется раз в месяц. Теперь мой рабочий день начинается значительно позже девяти.

Но моё везение в этой истории не исчерпывается тем, что я, вместо работы в финансовой конторе, попал в итоге в Гугл с его гибким графиком и офисами по всему миру. Совсем не исчерпывается.

Видите ли, через два с небольшим года после того, как я получил этот отказ, случился теракт 11 сентября. Красивый офис компании Cantor Fitzgerald находился на сто первом этаже одной из башен-близнецов. Туда надо было подниматься на двух лифтах, с пересадкой. В 8:46 утра, несколькими этажами ниже, в фасад Северной Башни врезался первый самолёт-смертник.



В тот ужасный день 19 лет назад, из 2,977 погибших в Нью Йорке человек, 658 были сотрудниками фирмы. Они приходили на работу рано, так как все были серьёзно настроенными людьми. Не к девяти утра, как во многих других компаниях, а к восьми.



Желание сваливать пораньше, из-за которого Cantor Fitzgerald отозвала предложение нанять меня, в прямом смысле спасло мою жизнь.

Иногда, в это время года, меня посещают мысли: а что если, в какой-нибудь параллельной реальности, молодой Лёва услышал намёк Джима, и не стал просить у серьёзной конторы несерьёзных рабочих условий. И, наверняка, за пару лет добросовестной работы, получил несколько бонусов, а может даже и повышение. Но я стараюсь не слишком задумываться об этом.

А у вас бывали подобные истории? Когда что-то, что сперва казалось серьёзным невезением, обернулась гораздо большей удачей?

Tags: levik, нй, ностальгия, работа
Subscribe

Posts from This Journal “levik” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 76 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →